• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
16:43 

Все меняется

Я собираюсь прыгнуть в небеса
Давно я здесь что-то не был.
Пароль потерял.
Восстановил-вернулся.
Как вы? Какие новости?
Давненько не виделись.
Тут, я смотрю, многое поменялось...

19:47 

lock Доступ к записи ограничен

Я собираюсь прыгнуть в небеса
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
14:26 

lock Доступ к записи ограничен

Я собираюсь прыгнуть в небеса
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
16:15 

lock Доступ к записи ограничен

Я собираюсь прыгнуть в небеса
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
10:50 

Вернулся домой

Я собираюсь прыгнуть в небеса
Он вышел из метро и начал обходить площадь перед Финляндским вокзалом в поисках привычных металлоискателей. Убедившись на втором круге, что металлоискателей нет, журналист озадаченно закурил.
- Не местный что ли? - поинтересовался первый попавшийся в оцеплении милиционер, свободно пропуская журналиста на площадь.
Около 600 человек толпились возле памятника Ленину и слушали выступающих.
Ораторы говорили об историчности марша 3-го марта. Площадь отвечала неровным: "Нам нужна другая Россия" и "Это наш город".
- Не уходи пока. В конце нацболы обещают фортель, - шепнул на ухо журналисту знакомый репортер из местной газеты.
Через 20 минут нацболы объявили, что ничего не будет и всё отменяются.
Снег падал на нос, шарф и ботинки промокли. Поздоровавшись с еще парой знакомых, журналист побрел обратно к метро.
***
Симпатичной официантке Елизавете очень не нравились два типа, забившиеся в самый угол, заказавшие себе пива и разложившие по всему столу какие-то старые бумаги. Но в "Мокко клубе" было пусто и приходилось терпеть этих за отсутствием кого-то лучшего.
Собеседник постарше много говорил и пил. Помладше курил и в основном молчал, иногда кивая и задавая какие-то вопросы. Когда сигареты у посетителей кончились и она принесла новую пачку, Лиза разглядела, что бумаги на столе не просто бумаги, а какие-то документы. Иногда подлинники, иногда ксерокопии. Некоторые новые, а некоторые совсем старые.
Еще собеседники постоянно упоминали имя президента, затрагивали в разговоре первого вице-премьера, которого, как Лиза знала из телевизора, в Москве многие видели будущим президентом. Вспоминался глава РЖД, парочка министров, а также бывшие и нынешний губернаторы Петербурга.
- Не нравятся они мне, - сообщила Лиза охраннику, но непробиваемый как носорог охранник промычал в ответ что-то не членораздельное о том, что вот если по счету не заплатят, тогда и разберемся.
- На всю страну этим только Рома ... из "... газеты" занимается, - жаловался пожилой собеседник молодому. - А все остальные показываются этого мудака, рассказывая, как он с коррупцией борется. А ты почитай бумаги. Тут тебе и кража недвижимости, и распил бюджетов, и взятки откровенные.
Молодой собеседник наконец оторвался от бумаг: "Знаешь, чем питерские чиновники отличаются от московских?".
- Ну?
- Московским прикажут документ уничтожить, и в 93% случаев они уничтожат, а в семи забьют на это дело по природной халатности, а питерские честно уничтожат, но при этом пройдут мимо ксерокса и копию домой на антресоль утащат.
- Тут ты прав. Если все питерские заначки раскопать, много интересного всплывет.
Собеседники честно расплатились и вышли. Пожилой уехал на старенькой иномарке, а молодой побрел с потяжелевшим рюкзаком по Невскому проспекту в сторону площади Восстания.
***
- Саша, - представился пухлый финансист лет тридцати зашедшему в купе соседу, не отрываясь от мобильного телефона. По мобильному Саша говорил со своей питерской женщиной, рассказывая ей на протяжении получаса, как он ее любит и как будет по ней скучать во время командировки в "хитрую Москву". Собеседница, видимо, усомнилась в искренности Саши, и обиженный финансист начал ее уверять, что когда-нибудь возьмет ее с собой в столицу на пару дней, и вот тогда она поймет, как он ее любит. Договорив, Саша подмигнул соседу, произнес "Так-то, друг", и начал набирать новый номер. Теперь финансист говорил уже с московской женщиной, докладывая, как он скучал всё время пребывания в Петрограде. Через полчаса после начала беседы Саша пообещал московской женщине как-нибудь взять ее с собой на пару дней в Петербург, чтобы она поняла, что жить без нее он не может. Договорив, Саша хотел было повторить соседу "Так-то, друг", но сосед уже усиленно делал вид, что спит.

04:29 

lock Доступ к записи ограничен

Я собираюсь прыгнуть в небеса
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
02:15 

lock Доступ к записи ограничен

Я собираюсь прыгнуть в небеса
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
15:41 

Предновогоднее

Я собираюсь прыгнуть в небеса
Я не хочу в 2007-й.
Пусть через десять дней наступит 2003-й, в крайнем случае 2004-й, и все можно будет начать сначала.

02:10 

Трууууу

Я собираюсь прыгнуть в небеса
Перемен требуют наши сердца

Ничего пока не расскажу.
Буду думать-думать-думать.
Бродить, ловить снежинки, переживать, взвешивать.

Ощущение, будто только на 1-м курсе. Впрочем, главное тут мысли.

15:32 

Личное

Я собираюсь прыгнуть в небеса
Все как-то не верится, что это могло случиться.
Счастье есть.

17:04 

lock Доступ к записи ограничен

Я собираюсь прыгнуть в небеса
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
12:25 

Конкурсное

Я собираюсь прыгнуть в небеса
Кому не лень, могут сходить по этим ссылкам и проголосовать за меня в этом аццком конкурсе.
Как попал в список, правда, не понимаю, но раз уж попал...*)

Газета Re:акция составляет второй рейтинг молодых политиков. Закрытое голосование идет здесь:
http://www.reakcia.ru/rating/

Самсон Шоладеми проводит альтернативное открытое голосование по тому же списку уже здесь:
http://sholademi.livejournal.com/411296.html

16:23 

lock Доступ к записи ограничен

Я собираюсь прыгнуть в небеса
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
12:44 

Игра

Я собираюсь прыгнуть в небеса
Новая игра-вспоминай имена.
Оставляешь коммент, тебе дают имя, а ты про него все вспоминаешь.
Оставил коммент, но ничего серьезного про девушек Насть в своей жизни не вспомнил. Ну были конечно знакомые Насти и даже есть, но как-то это все несерьезно.
Предложили Лену. А что Лена? Была девушка Лена, самая первая серьезная любоф, прогулки по набережным, "бледнеем-краснеем-дарим цветы", чтобы разбежаться после выпуска и не видеться уже три года.
Больше Лен не было. В том смысле, чтобы это былдо что-то серьезное, значимое и интересное.
Ну не было Лен и все тут.
Каюк игре.

18:35 

Личное

Я собираюсь прыгнуть в небеса
Порой такое бывает: есть девушка, ты ее любишь, но есть и ряд других лиц, которые тоже, мягко говоря, к ней неравнодушны.
Но в первый раз случается так, что эти другие лица, это не черти с бугра за соседней деревней, которых хочется только вздернуть и нет проблем, а это твой друг.
И все сразу становится очень сложным, запутанным и непонятным.

14:14 

Дождь

Я собираюсь прыгнуть в небеса
Все идет и идет, лениво стуча крупными редкими каплями по крыше редакционного крылечка. Несколько мужчин прячутся на нем от дождя, философски затягиваются сигаретами и, недоумевая, смотрят на подростка, который стоит в одной футболке под этим ленивым дождем, с надеждой смотрит на серое небо и старается все забыть.
Они уже ко всему привыкли, они напишут, сдадут материал и обо всем забудут. А я никак не привыкну. Никак не привыкну к этим сухим сводкам с фронтов.
«Шесть человек были ранены в результате взрыва в Дагестане»
А позавчера после такого же взрыва двое погибли. Но что такое два человека в масштабе нашей великой страны? Ноль, ничто, пустота, никто не прочтет такой материал, ведь он не рейтинговый, а если и прочтет кто-то, то сразу забудет, потому что: «Так же постоянно что-то взрывается».
И никто не станет задумываться, а что скрывается за этими сухими строками информагентств.
А прокурор расскажет о налаживании мирной жизни в Чечне.
А завтра там поймают какого-нибудь очередного эмира или главу «незаконного бандформирования», вот увидите, завтра обязательно поймают.
А послезавтра в Ингушетии, Дагестане, Карачаево-Черкессии или еще где-то произойдет еще один взрыв. О нем уже, может, никто не напишет. Потому что слишком будничны и неважны такие новости, слишком они не актуальны.
И только старый, седой врач все так же будет стоять в плохо освещенной, обшарпанной операционной такой же старой как он сам советской больницы. Все так же он будет вынимать осколки из развороченных взрывом животов, стараясь зашить обратно, вываливающиеся внутренности. Все так же он будет ампутировать руки и ноги. Все также он будет с глухой тоской объяснять очередным родственникам, что он рад бы помочь, но в больнице нет возможности для таких пластических операции. У очередного пациента останется красно-коричневая жесткая маска вместо лица, трескающаяся в период жары, кровоточащая и вечно мучающая по ночам. Все также врач будет стараться вылечить страшные зловонные гнойные раны, образующиеся на теле после попадания осколка. Все также под его руками будут с легким хлопком, почти как маленькие бомбы, взрываться вздувшиеся от ожогов пузыри, заливая его резиновые медицинские перчатки гноем и кровью.
Он видел это много, очень много раз. Он уже не страдает ночными кошмарами и бессонницей. Он уже давно к этому привык. Но однажды он вернется домой, отошлет старенькую жену, детей и внуков в гости к далеким родственникам, а сам повесится, просто потому, что он так больше не может. А потом его распухшее, посиневшее от удушья лицо с вывалившимся изо рта языком еще долго будет сниться его маленькой внучке, первой обнаружившей дедушку. Она ничего не знает про борьбу с терроризмом, ей неизвестно о новых масштабных инвестициях в экономику разрушенной республики, ей будет просто сниться дедушка. Но об этом тоже никто не напишет. Потому что слишком незначительна эта новость в масштабе великой, гордой страны. Мало ли кто у нас вешается и из-за чего. А если кто и напишет, то никто этого материала не прочтет, такие темы не рейтинговы ведь у нас, а если кто и прочтет…
А мужчины в костюмах и галстуках будут все также философски курить на крылечке, обсуждая приближающийся отпуск, в какой-то момент и я, привыкнув ко всему, стану одним из них. Но всегда найдется один подросток, который будет стоять в одной футболке под дождем, подставлять лицо ленивым каплям, падающим с неба, и стараться все забыть.

10:17 

Стихотворное

Я собираюсь прыгнуть в небеса
«Ничего не случится, - твердила мне мама,-
Ничего не случится, не бойся, сынок».
Я старался ей верить по-детски, упрямо,
Что судьбой припасён happy end, как в кино.

А потом повзрослел и уехал учится
Разным умным словам далеко-далеко:
«Дорогая моя, ничего не случится», –
Успокаивал маму всё той же строкой.

Годы юных надежд пролетели, как птицы.
Мамы нет - стало некому больше писать.
И у писем её пожелтели страницы,
И заметней пятно, где упала слеза.

И сейчас, вспоминая события в лицах,
Сознаю, что порой шел по кромке ножа.
По ночам не уснуть – это старость стучится.
Ничего не случится
уж точно,
а жаль.

Автор Александр Пивинский.

Очень понравилось. Не знаю даже, почему. Под настроение видимо*)

16:32 

Дела

Я собираюсь прыгнуть в небеса
Суд у движения "Наши" выйгран. Это радует.
Радует, что многие приехали поздравлять и наговорили кучу приятных слов.
Радует, что есть план на ближайшие дни, а в плане много интересных событий.
Радует, что в воскресенье улечу в Пермь. Снова. Уже в третий раз.
Не радует только одно.
Я очень скучаю по этой девушке:

10:08 

lock Доступ к записи ограничен

Я собираюсь прыгнуть в небеса
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
13:30 

В вагоне метро

Я собираюсь прыгнуть в небеса
В этом городе интересно жить, беседуя о пыли, политике и странных идеях в подвалах с прогретыми за день летним солнцем стенами. Иногда мне кажется, что в этом есть что-то от Кортасара. В этом, значит во всем.
В дожде, который накрывает людей под козырьком дешевой сосисочной, в прыщаво-мраморных прожилках подземных переходов с афишами гламурных театральных спектаклей, в загорелых девушках, которые, сидя на ступенях эскалатора, поглаживают своего мужчину по бедрам, вызывая ревнивые взгляды полнеющих дам, упорно делающих вид, будто весь смысл жизни сосредоточен в рекламе нового телефона Nokia.
Это что-то мелькает в ребятах, раскуривающих косяк, как только двери вагона закрываются и поезд устало уезжает от кольцевой куда-то к окраинам.
Это что-то есть даже в сумрачных и 15 раз вспотевших старушках, страдающих в метробудках, наблюдая, как бы не проскользнул безбилетник.
Первая треть лета заканчивается. И жить в это лето очень интересно.

Это было очень давно

главная